Самые лучшие туры
                 по Грузии
           
 
 ДЕЛИКА ТУРС ДЖОРДЖИЯ
   Туроператор по Грузии 
E-mail: info@delicatours.ru
         ICQ:   710363744

google plus youtube vk fb

 

Страдания святых отцов давидгареджийских

 СТРАДАНИЯ СВЯТЫХ ОТЦОВ ДАВИДГАРЕДЖИЙСКИХ, ИЗБИЕННЫХ ПЕРСАМИ (XVII век)

Мученики, убиенные воинами шаха Абасса IВ Давид Гареджи существовало 12 обителей: Лавра святого Давида,  Воскресенская (позже известна как  «Мученическая»), Бертубани («Квартал иноков»), Святого Додо (Додос-рка), Иоанно-Крестительская (лавра Лукиана, ученика Св. Давида), Чичхитури, Тетри-сенакеби («Белых келий), Магазана (Мгвиме), Колагири, Мохатули («Расписанная»), Веран-Гареджа и Пир-Укугмарти.

В 1615 г. персидский шах Аббас I с бесчисленным  войском напал на Грузию и предал всю страну разорению и опустошению. Затем отправился шах охотиться в степи Караягские, остановился для ночлега в Гареджийских горах, где не думал найти кого-нибудь из людей. Вдруг в его шатер проник слабый, едва заметный, огненный свет, что показалось ему сначала призраком. Шах встревожился, и, выйдя из шатра, увидел, что на краю степи, на горе, как будто двигалась, шла вереница огней. Шах обеспокоился, думая, что это пожар.

В войске шаха были люди, знавшие причину этого огня и особенность местности. Они сказали ему, что сейчас у христиан большой праздник, и что в этих местах живут Гареджийские монахи, которые ныне празднуют Пасху Христову и обходят церковь с зажженными свечами. Иноки Давидо-Гареджийской пустыни имели обыкновение, когда был храмовый праздник в какой-либо из обителей, сходиться в нее отовсюду и единодушно праздновали этот день.

"Значит не вся Грузия предана мечу, еще остались в живых монахи. Истребить сейчас же всех! Изрубить, чтобы ни одна душа не осталась в живых! И все их жилища предать опустошению и разорению до основания!" - вспылил шах.

Некоторые из вельмож начали взывать к шаху со словами: "Эти люди мирные, не носят оружия и совершенно не опасны для Вашего величества. Они только молятся Богу о всех и помогают даже нашим правоверным, принимают их у себя на ночлег, кормят их и снабжают всем необходимым. И сам Пророк велел щадить таких молитвенников". Но от этих слов ярость шаха только усилилась и он потребовал: "Послать сейчас же воинов, и истребить всех!" Немедленно снарядился отряд воинов и отправился прямо к монастырю Святого Воскресения.

В ночь заутрени Пасхи явился Ангел Божий настоятелю Лавры Давида – Арсению - и сказал ему: "Господь наш Иисус Христос призывает вас всех ныне в небесный Свой чертог. В эту ночь будет великое искушение для вас, вы будете посечены мечом. Кто хочет спасти свою временную жизнь, пусть бежит или скрывается, а тот, кто хочет спасти свою душу для вечности, будет предан мечу и увенчается от Господа венцом нетленным. Объяви об этом призыве Божьем всем собравшимся в обитель инокам".

Ангел исчез, оставив преподобного Арсения в смущении - как открыть этот призыв Божий братии, собравшейся для встречи Светлого Воскресения Христова, а не для встречи со смертью. В скорбном размышлении стал он готовиться служить святую Божественную Литургию. В это время вошел к нему его келейник, и, видя своего духовного отца в тревожном состоянии с глубокой печалью на лице, спросил: "Отче, что с тобою? Почему лицо твое говорит мне о страшной и непонятной для меня скорби, которая предвещает великую напасть и горе?"

Преподобный Арсений ответил ему: "В нынешнюю ночь Ангел Божий явился мне и принес весть, что все собранные здесь иноки призываются Господом к вечери Тайной и Вечной, что все мы примем смерть от мечей вражеских. И  велено мне объявить всем, кто хочет спасти свою временную жизнь, чтобы бежали отсюда, а кто желает жизни и Трапезы Небесной, пусть ожидают здесь острого меча и смерти. И вот не знаю, что делать, как объявить об этом всей пустынной братии".

Персидский шах Аббас IПослушник воскликнул: "Отче, стоит ли об этом горевать? Господь призывает нас к Себе, неужели не идти нам к Нему? Для чего собрались мы в этой пустыне, как не ради того, чтобы нести до конца взятый нами крест? Напротив, отец мой возрадуйся и возрадуй нас, что мы в эту ночь предадимся в руки Господа нашего Иисуса Христа. Думаю, что не будет здесь ни одного, кто бы не пожелал подобного исхода себе. Объяви, отче, не бойся, все с радостью примут слова твои и приготовятся через смерть соединиться с Господом".

И настоятель поведал всем о возвещенном свыше призыве. Иноки стали готовиться к принятию смертной чаши. Только два послушника, убоявшись смерти и мучения, ушли из монастыря, чтобы спастись от меча. Они перешли лощину между двух обителей (святого Давида и святого Додо), и остановились на одной из гор.

Остальные монахи совершили положенное по чину богослужение, прощаясь со всеми и прощая все, - расставались до встречи в обителях Отца Небесного. В монастыре Святого Воскресения началась Божественная Литургия. Вдруг под конец Литургии при громе барабанов и зурны персидские воины окружили обитель.

Настоятель Лавры Давида, игумен Арсений, вышел к предводителю воинов и попросил его: "Во имя Единого Бога, всеми народами исповедуемого, позвольте нам кончить службу Ему, а затем, что угодно, то и делайте с нами! Для нас смерть ничто, так как она страшна для плоти живой, а мы, принявшие крест, ушли от мира за Христом нашим на распятие, добровольно свою плоть умертвили. Смерть радость великая для нас, ибо разрушается греховная и немощная плоть наша, а бодрствующая душа наша принимает упокоение в руках Отца Небесного». Персы вняли просьбе настоятеля и разрешили закончить праздничную службу.

По окончании службы все иноки надели мантии, настоятель взял в руки жезл и крест и вышел в сопровождении 6000 (по иным свидетельствам - 600) братьев навстречу персам. Преподобномученик Арсений сказал предводителю персов: "Теперь мы готовы, делай, что велено тебе! Стоим перед тобою без оружия, не почитаем шаха твоего! Лучше принять смерть, нежели повиноваться вашему закону и вам, и вот голову мою даю тебе, а за мною и эти воины Христовы радостно встречают меч твой". Так настоятель был умерщвлен первым.

Разъяренные воины бросились с обнаженными мечами на святых отцов и истребили всех без исключения, разбросав святые их тела по всему двору монастырскому на съедение птицам и зверям, а затем предали всю обитель Воскресения Христова страшному разорению и опустошению. На внутренних стенах церквей и келий Воскресенской обители видимы были пятна крови от убитых иноков. Таким горестным исходом закончилось в XVII веке существование обителей, служивших почти одиннадцать веков оплотом православия и святой христианской жизни в Грузии.

Небо засвидетельствовало мучения преподобных отцов. На святые тела, изрубленные в куски, опустились три светоносных столба и стояли над всей Гареджийской местностью трое суток, а в воздухе видно было бесчисленное множество розовых венков, издающих необыкновенное благоухание.

Мученики Гареджийские 1615 годБежавшие от страданий два послушника устыдились свое слабости и так говорили друг другу: "Куда и зачем мы идем? Отчего не умерли мы с нашими братьями? Идем и умрем и будем с ними в царстве Отца нашего Небесного". Итак, воспрянув от духовной дремоты, они пустились побежали в монастырь, к убитым телам своих собратьев. Спустившись в лощину, отделяющую две обители, они встретили тут разъяренных подобно волкам воинов. Персы тут же изрубили иноков на мельчайшие куски и разбросали останки их по земле на съедение птицам и зверям.

Но Бог, любящий и прославляющий святых своих, не оставил и сего места без знамения. На том месте, где они были изрублены, впоследствии выросла роза, растущая до сего дня (свидетельство XIX века) посреди безводной, сухой и каменистой почвы, ровно на самой средине дороги, между существовавшими обителями святого Давида и святого Иоанна Крестителя. И зеленел этот куст посреди безотрадной, высохшей от жары пустыни. Цвет той розы был темно-малиновый, запах удивительно благоухающий. Многие верующие пользовались ее цветками и листьями для облегчения своих недугов и получали исцеления. Сколько кто ни пытался эту розу пересаживать с грунтом в другие места, но нигде она не приживалась.

Впоследствии царь иверский, Арчил (1664—1674 гг.), собрал кости мучеников и положил их в маленькой церкви в длинном каменном ящике с южной стороны при Святом Престоле в алтаре, так что они были видны всем. Святые кости стали источать благотворное миро как верное свидетельство святой мученической кончины исповедников Христовых. Это чудесное истечение миро из святых костей побудило всех братьев-монахов обеих пустынь - Лавры святого Давида и Иоанно-Крестительской - просить Католикоса Антония I составить им службу и установить в честь их праздник на третий день Пасхи. Православная Грузинская церковь празднует этот день, прося святых мучеников быть ходатаями у Престола Воскресшего Господа.

-